Бруклинский мост — вечный памятник жертвенной преданности женщины

Бруклинский мост - вечный памятник жертвенной преданности женщины

Редкий прохожий не дойдет до середины Бруклинского моста, посещая NY. В редком фильме, действие которого происходит здесь же, он не фигурирует. Бруклинский мост давно и заслуженно считается одним из символов «Большого яблока» и памятником архитектуры мирового масштаба. Но является также – «вечным памятником жертвенной преданности женщины», как сказал на церемонии открытия моста американский политик Абрам Хьюитт.

Идея строительства моста между Бруклином и Нью-Йорком возникла почти в то же время, как началось паромное сообщение между этими до 1935 года самостоятельными городами. Но до середины XIX века эта идея считалась нереализуемой, из-за отсутствия необходимых технологий, бурного течения Ист-Ривер и интенсивного судоходного трафика Подстегнула американское мостостроение зима 1866-67 годов. Она сковала льдом Ист-Ривер и сделала паромное сообщение невозможным, но возможным – найти подрядчика для этого несомненно грандиозного проекта.

Муниципалитеты остановили выбор на компании Джона Роблинга (Johann August Roebling), эмигранта из Германии, который имел превосходную репутацию в виде железнодорожного моста через Ниагару, соединяющего два городка с одинаковым названием Ниагара-Фоллс в Америке и Канаде, и моста через реку Огайо в Цинциннати. Талантливый инженер и новатор Джон Роблинг начал работу над проектом с энтузиазмом и большими ожиданиями, но на стадии изысканий и замеров он получил травму ноги, в результате которой пальцы были раздроблены, и их пришлось ампутировать. Увы, это не помогло. Вскоре Джон Роблинг умер от столбняка.

Вашингтон Роблинг, получивший инженерное образование в США и Европе, сменил отца на посту главы компании и руководителя строительства. И, конечно, очень деятельно. Строительство опор моста велось с помощью кессонов, конструкций для образования под водой рабочих камер, поступление воды в которых предотвращается нагнетанием сжатого воздуха. Создаваемое таким образом давление оказывает на человеческий организм разрушительное воздействие, и поэтому находиться в них можно не больше 4-х часов. Вашингтон Роблинг следил за выполнением этой нормы рабочими, но однажды, спустившись в кессон для тушения пожара провел там почти сутки. У него случился приступ кессонной болезни. Не восстановившись, босс вернулся на строительство, где вскоре ему опять пришлось пробыть в кессоне больше положенного. Новый руководитель проекта был молодым крепким 33-летним мужчиной и верил в ресурс своего организма. Напрасно. Второй приступ его парализовал.

Рекомендуем:  Факты о Кипре

Жена младшего Роблинга, Эмили, взяла на себя функции связного между мужем и стройкой. Квартира супругов выходила окнами на Ист-Ривер и Вашингтон следил за сооружением Бруклинского моста через бинокль. Но постепенно Эмили стала не просто ретранслятором, к ней полностью перешли обязанности руководителя строительства. С помощью мужа она выучила высшую математику, сопромат, делала все необходимые расчеты и контролировала все производственные процессы. По сути Эмили Роблинг стала первой женщиной-полевым инженером в современной истории. Но это понравилось не всем. Мэр Бруклина начал кампанию по расторжению контракта на строительство с фирмой Вашингтона Роблинга, на основании того, что подрядчик недееспособен.

На самом деле мэр Бруклина просто не доверял компетенции Эмили, как и других женщин в целом. Напрасно. Эмили обратилась в Ассоциацию американских архитекторов и инженеров гражданского строительства с просьбой подтвердить ее квалификацию. Ей устроили публичный экзамен, и организация, в рядах которой не было ни одной женщины, дала свои рекомендации. Вопрос о расторжении контракта больше не поднимался.

Строительство Бруклинского моста велось 13 лет, из них 11 процессом фактически руководила Эмили Роблинг. И совершенно справедливо, что именно она открыла движение по мосту, став первым человеком, официально проехавшим в коляске из Нью-Йорк в Бруклин. На церемонии открытия Бруклинского моста представитель демократической партии Абрам Стивенс Хьюитт, сказал, что мост является «вечным памятником жертвенной преданности женщины и ее способности к получению высшего образования, права на которое она слишком долго лишена». В тои числе и эта прогрессивная речь помогла ему через несколько лет занять кресло мэра NY. Но рядовые граждане, в лице Эмили Роблинг, еще прогрессивнее. В этом, возможно, и кроется секрет процветания «большого яблока».

Рекомендуем:  В сети делятся своими неудачными свадебными снимками
ПОДПИШИСЬ И ЧИТАЙ НОВОСТИ ПЕРВЫМ: